Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Украина в огне сокращенно - Александр Довженко

Одного тихого летнего дня в садике собралась семья колхозника Лаврина Запорожца и тихо пела любимую мамину песню «Ой пойду я к роду погулять» Шумит, гудит Тополевка К Лаврентия приехали гости и - сыновья Роман, лейтенант пограничных войск, Иван, артиллерист, Савка, черноморец, Григорий, агроном, Трофим, отец пятерых детей «И дочь Олеся - всему роду утешение Тихая, без единой тучки на чел и майстериця цветов, волшебных вышивок и песен »Все пели, а у матери Татьяны Запорожчихы жизнь словно проплыло перед глазами - и горе, и радости, и заботы, и неустаннопинна труд на большую семью с мелкими детьми Она радовалась, что наконец увидела всех вместе - за столько лет дети съехались вместе почтить ее пьятдесятипьятилиття
Никто не мог представить даже, какая беда подкрадывается к семье Мать с плачем и скорбью провожала своих сыновей на войну, и ее стон утонул в «море человеческого плача и скорбей, в разлуках, в реве моторов»
А по пути на восток уезжали грузовики с народом, убегающего от фашистского нашествия Крестьяне, привязанные «тысячелетними узами к земле», удивлялись и свирепствовали, почему все бегут, а беглецы смотрели на, кто оставался, тоже удивлялись, чего они не убегают, и говорили, что, видимо, немцев ждут А в это время у холодной колодца край села стояла Олеся, «грустная йтиха, которые все девушки в те времена на наш й на кровавой Украина »Бойцы пили у девушки из ведра воду, и, прощаясь, отходили Грузовики ревели по дорогам, увозя беженцев, которым от страха и отчаяния казалось враждебным все, что не ехали с ними Те Остающиеся проклинали и спрашивали, на кого они их оставляют Татьяна Запорожчиха полола огород, пока ее не просрочило пулеметом с вражеского самолета Горят ржи, топчутся людьми и подводами Бегают бездействий мни лошади и коровы Ревут аэропланы и сбрасывают бомбють бомби.
Лаврентий довез своих сыновей к переправе Тут стали бомбардировать городов Братья Запорожцы бросились врассыпную, только Савка остался на телеге Через минуту упал мертвым Отец побледнел и крикнул своим, чтобы шли за а мост, а сам повернул домой Кони летели рожью, а Лаврентий плакал на груди мертвого сына Ас остановили немецкие диверсанты, выбросили Савку, забрали лошадей и поехали, смеясьіючись.
Олеся смотрела на путь «Она не была обычной девушкой Она была красива и нарядная Олесей гордилась вся округа Бывало, после работы, по вечерам, она, как птица, ну так же много пела возле дома на вс это село, так громко и так прекрасно, как, наверное, и не снилось ни одной припудренный артистке с орденами А вышивки Олеси висели на стенах под стеклом в европейских музеях: в Лондоне, в музее Альберт Возраст тория, в Париже, в Мюнхене и Нью-Йорке, хотя она об этом не знала Учила ее мать всем Была Олеся тонкой, одаренной натурой, тактичной, доброй, работящей и безупречно воспитанным хорошим честным родом Легкомысленные ребята немного стеснялись Олеси, считая ее гордую и неприступнуюиступну...»
Бойцы пили воду и мрачно отходили т.д. На Олесю нахлынула такая волна острого болевого жалости к себе, что она решилась на неслыханный, невиданный ни в селе, ни во всем народе поступок, который подсказал ей декабря разное, необычное время и подсознательная мудрость, инстинкт роду.
К Олеси подошел один из последних бойцов, танкист Василий Кравчина из-под Каменца-Подольского «Был он хороший крепкий юноша Здоровые темные руки, потеки на шее и висках и морщины на лбу также не по летах »Боец напился воды и хотел идти, но Олеся его остановила« Слушай,-ска,—ска- зал Олеся, - переночуй со мной Уже наступает ночь когда еще можно, слышишь? ся надо мной А я так этого боюсь, прошу тебя, пусть ты переночуй со мной-При последних словах голос Олеси задрожал и будто погас неначе погас.
- Я не могу ночевать с тобой, - сказал Кравчина честно и откровенно - Я в танке горел позавчера под бомбами Я не герой
- Ты наш
- Я одступаю Бегу Броня тонкая Я покидаю тебя Пойми стыду Я не герой
- Ты несчастный И я несчастная Пойми же и ты меня Смотри, что делается Я хочу вспоминать тебя всю жизнь, а не тех мертвецов, уже плывут Десной Останься, правда! \"
Олеся смотрела на танкиста с таким доверием и мольбой, что он замолчал и не сводил с нее глаз «Он смотрел на нее, чужую, неизвестную, случайную, чтобы никогда уже потом ни на один час нигде не забыть ее, аб бы унести ее, эту девушку, в своем сердце через все бои, через все огни».
И Кравчина согласился Они пошли в дом Мать Олеси была в это время в больнице, а отец повез братьев Юноша и девушка стеснялись друг друга Олеся пригласила Василия за стол, накормила Принесла воды помыть ися Долго стелила чистую постель, принесла цветов «Какой-то волнующий стыд все же сковывал и не покидал его, а ее как будто ни Она и стыдилась, и ни Она наполняла свой, одной лишь ей начертано закон »Потом Олеся прижала Василеву руку к сердцу и сказала, что никогда его не забудет Попросила, чтобы и он произнес следующие словив такі слова...
Над самой домом ревела стая вражеских самолетов, а над дорогой голосила разлука
Кто-то стучал в дверь соседнего дома На пороге пожилой мужчина Куприян Хуторный Он увидел сыновей, бежавших с фронта Грозно спросил: «За-щитники отечества?\" Ребята начали рассказывать, что все пропа ало - генерал застрелился, мосты взорваны Отец сказал, что не пустит их, дезертиров, на порог, ведь «царя защищал, не убегал», а они свою власть отстоять не статьюжуть.
Олеся прощалась с Василием Она счастливо плакала и шептала, что если случится так, что они будут жить вдвоем, то никогда за всю жизнь не скажут друг другу плохого, слова, даже не подумают злого Василий ь обещал найти, отвоевать ее и сказал: «Какая бы ты ни была, я вернусь к тебе Пусть ты будешь черная, и больной, и сломанная врагом, пусть поседеешь ты горя и слез и побелеет твоя коса, пусть рыть ты шан эти на меня и плести колючие немецкие провода против меня, и сеять для врага хлеб под нагайками, ты останешься для меня прекрасной, как и сейчас прекрасна ты », - удивляясь своим необычным словам Юн ак прижал девушеквчину сильными большими руками и добавил, что если случится так, что он будет убит, то все равно вернется к ней: «Я памятником состояния из бронзы в твоем селе, там вот за окном! тежка назад к тебе есть одна, один есть путь Путь геройства »Пришел к ней нужен, вялый, а теперь для него открылись мир и цель в жизни Рано утром парень и девушка рассталисься.
Фашисты вторглись в село Они приветливо здоровались, а потом забирали продукты, высаживали двери, резали свиней Шутили с хозяйками, а потом стреляли в них Два немцы, не стесняясь, сбросили одежду и вел лилы Куприяниси постирать ее Женщина обиделась и хотела отказаться, а сын-дезертир бросился уговаривать, говоря, что ее за это могут убить Здесь вбежала дочь Христя сказала, что немцы забрали корову Отец с горечью ответил, что раз нас завоевали, то теперь их право «Еще вас прогонят, как быков на бойню, еще будете друг друга пороть и стрелять, когда не умели почитаться Будет еще вас и по Германии, и по Турцииеччинах».
Младший сын Павел с досады выбежал вон, а там за его испуганным товарищем Иваном Гаркавенко бежали немцы и стреляли Ребята хотели бежать, но их поймали, избили и, узнав, что они дезертиры, дал ли винтовки и поставили стеречь пушеки.
В Киеве пировало офицерство Адольфа Гитлера Сюда прилетел сам гауляйтер Кох В своей речи он провозгласил смерть славянству, демократии и национальным меньшинствам, евреям Каждому солдату он обиц цяв сорок пять гектаров земли украинскойкої.
Старый полковник немецкой разведки Эрнст фон Крауз протянул сыну лейтенанту Людвигу Краузе горсть земли и сказал: «На, ешь! м «Это был расовый гитлеровский пес последней формации, жестокий, злой мерзавец, герой виселиц, массовых палийств и изнасилованиям Этот темный неуч не раз ошарашував даже своего старого волка-отца от чайдушною своей решимостью и грубой изобретательностью в расправах с врагами империи Иногда старый Крауз ужасался своего урода, однако немецкий родительская сентиментальность и древняя жадность мечтателя завоеваний успокаивали его и радовалили».
Отец и сын стояли посреди поля и любовались им, как своей собственностью, но вдруг старый фон Крауз сказал, что это страшная земля Этот народ не так просто уничтожить Он бежал от него в XVIII, его « «жизнеспособность и презрение к смерти безграничны Так не подчиняться и так умирать, как умирают украинского, могут только люди высокой марки Когда я смотрю на их смерть, я всегда вздрагиваю от ужаса жаху...».

Страницы: [1]2 3 4 5

предлагаем другие произведения Александра Довженко:

  • Зачарованная Десна

  • категория: сжатые переводы / краткий пересказ - краткое содержание произведений Александра Довженко / Украина в огне сокращениюо