Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Косынка Григорий - жизненный и творческий путь

Косинка Григорій Григорий Михайлович Косынка (настоящая фамилия - Стрелец) родился 29 (17) ноября 1899 года в селе Щербаковка Обуховского района Киевской области Родители - малоземельные крестьяне - пытались улучшить свое нищенское существование где есь за Уралом, у Байкала, но и там добра не нашли Вернулись обратно в села и перебивались родительским подработкой на сахарном заводе в соседнем селе Григоровка Рано пришлось идти на заработки и и малом Григорию - работать в барских экономиях С четырех лет научился грамоты от деда, закончил двухклассную школу в селе Красный угол Особенно поощрял малого Григория к обучению брат матери, впоследствии - известный прозаик Калистрат Анищенко Когда Григорию прошло 14 лет, он отправился в Киев, надеясь лучшими заработками как-то поддержать мать, после смерти отца осталась с пятью малыми детьми на руках В Киеве Косынка работает чистильщиком сапог, канцеляристом и посещает вечерние гимназиальни курсы Творческий дебют писателя состоялся в 1919 году, когда в одном из летних чисел киевской газеты \"Борьба\" появилось его первый рассказ - \"На свеклу\" Публикации 1920-го года многочисленнее: в киевском альманахе \"Гроздь\" появляются рассказы \"Под вратами собора\", \"Мент\", \"За землицу\", а 1922-го - первая книга новелл и рассказов \"На золотых богов\" О ней Сергей Ефремов отозвался так: \"быт бьет них, искрится своими типичными чертами и дает настоящий образ Современное, может, не глу Бокий, несколько однообразный, но свежий, живой, яркий Большая наших времен борьба нашла в Угольники вдумчивого наблюдателя, - именно эта борьба, а не мелкий ежедневный быт, и поэтому некоторая пленка героичности, молодого романтизма лежит на этих коротеньких, но обточенных очерках-рисунках Борьба эта в сознании Косынки не приходит сразу, вдруг, - автор представляет свои наблюдения в перспективе, как подготавливает заранее читателя \"Этот сборник - короткая, прагматично объективная история героического народа, который втянут в водоворот революции и гражданской войны, которая становится жертвой завоевательных п огром, распоясавшихся хищнических интересов \"Григорий Михайлович, как художник\" от Бога \", выступает одновременно\" всех \"и\" против всех \", ему болят и раны бедности наиболее обокрали крестьянина (\" На свеклу \"), и кровь убежденного партийца (\" Десять \",\" Темная ночь \"), и беспросветность деклассированных спекулянтов и\" вечных \"мещан (\" Лунный смех \") Выбранный Григорием объективно-драматический общечеловеческий поглощения д на воспроизводимой действительность не обещал ему, конечно, спокойной жизни в литературе, которую новорожденный официальная критика (с помощью цензуры) все активнее толкала на путь ортодоксальной одновими рности Совсем не случайно Евгений Григорук пугал писателя, когда тот будет предлагать большевистской прессе новеллы такого плана как \"На золотых богов\", то \"рукопись пойдет в ЧК\" В начале 1920-х молодые й писатель учится в Высшем институте народного образования - так назывался тогда Киевский университет Его имя становится известным, особенно любят слушать рассказы писателя в авторском выполнение нет: звонко, четко чеканя слова, писатель эмоционально обогащает своей дикцией диалоги Через материальные лишения Косынка не смог закончить полный курс обучения, но студенческие годы (1921-1923) весили для него очень много: он получил определенные историко-филологические знания, четко определился в своих мировоззренческих ориентациях Вторую книгу писателя - \"Новеллы дезертира\" - в 1924 году уже отказались печатать ты Это стало предметом беспокойства автора и литературной общественности Харькова Николай Хвылевой в письме Николая Зерова писал об этом факте, как о вопиющем нарушении литературной этики, а Григорию Мы хайловичу Угольники не оставалось ничего другого, как работать над новыми произведениями До следующей книги новелл - \"В ржи\" (1926) - вошли несколько произведений из первого сборника, однако большинство из них была написана течение 1923-1925 годов В новой книге Косынка предстает перед читателем уже сложившимся мастером реалистического стиля Объективность художественного письма Косынки и острота воспроизводимых им жизненных конфликте в вызывали удивление среди критиков, а откровенные вульгаризаторы в их числе даже публично обвинили писателя в поэтизации враждебных советской действительности сил, в приверженности кулачества, банды тизма и тп Владимир Коряк писал, что из новелл Косынки не ясно, с кем он и против кого ЯСавченко считал, что из всех современных ему писателей Косынка является \"кровавый\", а Степан Щупак и Александр Полт рацький квалифицировали Григория Косынку как кулацкого агента в советской литературе Зато высокую оценку произведениям писателя дали Мирослав Ирчан, Максим Рыльский, Сергей Ефремов и др. МРильський отмечал, что новеллы Косынки \"со временем в определенную гармонию слившись, дадут эпопею революции\" Цензура раз за разом задерживает его произведения, а в прессе все больше раздаются угрозы Не имея возможности жить с букв атуры, Косынка зарабатывает на жизнь в сценарном отделе Киевской кинофабрики В начале 30-х годов выпускает сборник \"Сердце\", которую в последний момент задержал Главлит \"Травля, мыслю я, должно обладать сь границы, а значит, что нет, что я ошибаюсь ... Все-таки я храню Не теряю почвы под ногами, хотя его давно уже можно было бы потерять, будучи на моем месте \", - пишет Косынка 16 апреля 1932 1934 в харьковском доме писателя была провозглашена \"установочные\" доклад Ивана Кулика, который говорил о задачах писателей в связи с победой Сталина В дискуссии выступил и Косынка Вместо того, чтобы ограничиться трафаретными словами вынужденных заявлений, как это делали другие, он разразился потоком жалоб, сетований, протестов С резкой и зажигательной яростью он говорил, что в условиях \"социального заказа\", ко ли человека взяли за горло, она не может творить Это была не речь, это был крик отчаяния в одинокой пустоты тьмы Зал замерла от страха конец речи коммунисты покрыли свистом, возгласами возмущения я, угрозами, а галерка аплодировала 4 ноября 1934 писатель был арестован Из тюрьмы он писал жене: \"Прости, что так много горя принес тебе короткий век Прости, дорогая жена а простив - прощай Не скорби, говорю: слезами горя не залить Пожелаю тебе здоровья Свидание не проси, не надо! центренное »15 декабря 1934 года,\" выездная сессия Военной коллегии осудила Григория Косынку-Стрельца к расстрелу \"Косынка гордо встретил приговор в котором говорилось, что\" большинство обвиняемых (писателя осудили вместе с 28 другими представителями украинской интеллигенции) прибыли в СССР через Польшу, а часть через Румынию, имея задачу по совершению на территории УССР ряда террористических актов При затр иманни в большинстве обвиняемых взяты револьверы и ручные гранаты \"Понятно, что судебная аргументация была полной чушью Никто из расстрелянных по этим приговором - нет Григорий Косынка, ни Дмитрий Фал ькивський, ни Олекса Влизько или Роман Шевченко, за исключением Крушельницких (отца и сыновей) никогда в жизни не были ни в Польше, ни в Румынии Что касается Крушельницких, они стали жертвой своей доверие рливости Они были коммунистами, и прибыли в Украину по приглашению советского правительства Произведения Новеллы (К, 1962); Сердце (К, 1967); Сочинения (К, 1972); Гармония (К, 1988); разукрашенный сон (К, ори (К., 1972); Гармонія (К., 1988); Заквітчаний сон (К., 1989).

категория: биографии / Косынка Григорий - жизненный и творческий путь