Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Fata Morgana сокращенно - Коцюбинский М

Часть преждеа

***

Ну, дал Бог воскресенье, можно отдохнуть малайки села на завалинку и положила на колени руки Андрей куда-то ушел; Гафийка на музыкантах, а в доме печально.
Солнце стоит низко, так в три человека к земле; пустые и ободранные домики бросают корявые тени Курна дорога из-под Маланки ног бежит в поле Вокруг пусто Челядь гуляет на площади; старые шумит пять у ворот, а у Маланки обычные гости - думуми.
Ох, Боже, Боже, немножко того возраста, а как его трудно прожить Андрей снова не нанялся Так ежегодно Легкого хлеба ищет Всю, говорит, силу отдал земли, больше не хочу Опять будет рыбку ловить на почту побежит, как господин пошлет, зайца подстрелит Люди жнут или косят, а ее Андрей идет по тропинке, ременная сумка через плечо, шляпа на затылке и палкой вимахум вимахує...
Курит что-то по дороге Что оно бежит так быстро? спрашивает, в облаке пыли смеются молодые лица, кивают к ней Маланка встает, низко кланяется, как образам, и смотрит вслед, как клубится за бричкой позолоченный солнцем пинцем пил.
Все они выросли при ней, на ее глазах И вдруг дух вкусного, сытного борща подул на нее откуда-то Она ела такой борщ, как служила у господ Давно это было, а теперь вспомнилось, живя на картофеле Маланка садится ае и снова кладет черные руки на колени Вот где они почернели эти руки: на работе у господ Как ей было восемь лет, умер отец, а на двенадцатом она уже никого не было, кроме хозяев После матери осталась я старый сундук, два-три дранки и латаный кожух да и толькой тільки.
Сначала она помнит себя черной, вечно в саже, круг барских свиней Потом она была в комнатах, неоднократно била посуду, а ее била дамы и затрагивали панычи После приказали ей готовить пищу челяди, и она а варила, вплоть стала старой девой Тихая, кроткая, всех слушала и плакала по углам Плакала, что делает на чужих, сохнет, теряет силу и никто не сватает ее Плакала, потому что любила землю, огород, поле, а м усилий готовить пищу целом табуну прожорливой челяди Вокруг была земля, такая черная, рыхлая, плодородная, весной пышная, осенью богатая, а никто не звал ее на землю, никто из хозяйских сыновей не захотел сделать ее хозяйкой После вышла за Андрея Как это случилось, что она пошла за него, вечного батрака, старого холостяка, бродягу, не имел даже собственного дома, не то что земли - и не знает Прийш ли бедность к бедности, а из них выросла беда будто знала, потому что так плакала на свадьбена весіллі.
С одной стороны поют свахи, а второго дружки, а в доме, как в улье, в окна смотрит челядь.
Имберу, матушка, имберу.
Вивины рубочок из бумаги.
А ей подкатило что-то под горло, душит ее, и она бьется головой об стол, голосит и моет слезами тогда уже черные руки.
Так судьба ее плакала тогда.
Пошли лета тщетно со света, как лист по Дунаю.
- Агуша, трекляти Агуша-я!
Маланка вскочила с завалинки и пожбурнула комом Наседка с цыплятами гнездилась на грядках, и, потревоженная, сердито клохтала и стовбурчила перья Желтые цыплята раскатившиеся по грядкам, как горох Напуганный зак колоть, снялось с соседней крыши воронье и было крыльями над обсыпанную крышейхою.
Маланка успокоилась и снова села на завалинку Солнце спустилось еще ниже.
Да, где-то Гафийка задержалась на музыкантах Пусть погуляет ребенок Только ей воли, пока у мамы и у папы И то людям, как соль в глазу Говорила Ковалиха: «Водят Гафийку, как барышню, в службу не дают - бага атири нашлись »Хотя тебе, прости, Господи греха, столько болячек, как у нас нищеты Хорошо тебе говорить, как у тебя полная хата девок, а у меня одна, как душа Только и утешения в старости вынянчила, выпла екала, мыла и вычесывала, а теперь отдай людям Мало еще мною люди скитались, всю силу забрали, всю кровь высосали, а теперь еще ребенка отдай им не дочекають Не дочекають!..
Не такую ??она ей судьбу готовит, она отдаст ее замуж за хозяйского сына Девка здоровая, чистая, хоть воды напейся Недаром парни ззираються на нее посватается Про-кип; та пошел в Таврию, чтобы было чем в свадьбы отбыть Осенью сватов зашлет, она уже видит, что куда и к чого чого.
Перед глазами Маланки встала левада - зеленая, веселая, над рекой Они с Гафийкой коноплю принимают Такая красивая женщина с Гафийки Председатель связана платком Берет она коноплю и поет В колыбели ребенок с спит Прокоп привез ячмень, стог составляет И так ей весело, старой, так легко, будто она помолодела Стоят огороды, как в венчике Капуста в головки извивается Фасоль уже пожелтела, ветер шумит среди куполами, тыквы разлеглись, как откормленные кабаны, а картофель зародила, вплоть Гич сплетается Это ее черные руки происходили здесь, каждый свекла, каждую лук сама она положила в землю, сама и соберет, как даст ь Господь дождаться Теперь она хозяйка Не на своем - так на дочкины Хоть на старости дождалась И она произведет себе красные сапоги, мягкие, козловые, с кистями, как в Ковалиха тех пор она отдалась - вот уже чуть ли не восемнадцать лет прошло - не перестает она мечтать о таких сапоги, ежегодно составляет деньги, но деньги растекутся на что-то другое - и сапог нет обуть такие сапоги и белую покрывало и пойти в ц ерквы И чтобы так похорониливи. І щоб так поховали.
Дальние поля розовели С низин летели в село аисты и поблескивали белыми крыльями Весенний вечер навевал думы.
«Какая ты роскошная, земле, - думала Маланка - Весело посевы тебя хлебом, украшать зеленью, заквитчаты цветами Весело обрабатывать тебя Только тем ты нехорошая, не горнешся нуждающемуся Для богатого гордишься ся красотой, богатого кормишь, одеваешь, а бедного принимаешь только в яму Но еще дочекають наши руки обрабатывать свои поля, свои огороды, свои сады дела тебя, земля, ой поделят И моему дадут Хватит тогда г ибку ловить Хочешь не хочешь, а иди, «господин добродзею», к плугу Ох, Боже, Боже, хоть на старости испытать того счастья - ребенка свою вывести в народну свою вивести в люди...»

***

Синие стены, в углу бебехи, залитый пивом стол Тесная ванькирчик в Менделя.
- Не морочьте мне, Хома, головы - говорите сейчас: будет фабрика? ?
Пиво пенилось в зеленых стаканах, и шумело в голове.
- Таже сказал, что будет.
- 0! ?
- Советую равно пропадет девка наесть, на пять дома, тебе же хуже будет А ей одна судьба: внаем Думаешь - возьмет кто бедную? ома; добрый господин, чтобы ему черви язык выстроились Что ж, будем сватами? о Менделя.
- Не говорите мне о том, не люблю Айв мысли не имел такого.
- Нанимай, Андрей.
- оставь, Фома Лучше выпьем.
- Ты чванишся? .
- Э, я такого не люблю Зачем делать из списка халяву.
Андрей покраснел и встал из-за стола.
- Сиди Может, неправда? .
Гудзь положил Андрею на плечи свои огромные руки и почадив После приблизил к нему свое безусый красный от пива вид, от которого веяло жаром.

Страницы: [1]2 3 4 5

предлагаем другие произведения Коцюбинского М:

  • Тени забытых предков
  • Intermezzo
  • Дорогой ценой

  • категория: сжатые переводы / краткий пересказ - краткое содержание произведений Коцюбинского М / Fata Morgana сокращениюо