Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Хмельницкий и Барабаш

Как с день-часа раздались большие войны на Украине
Вот тогда-то не могли обобрать,
за веру христианскую единодушноо
стать; Только обибрався Барабаш,
и Хмельницкий, и Клим Белоцерковский
Вот тогда они своеручно письмои
писали, к королю Радислава посылали
Тогда же то король Радислав письма принимает, читает
а в письмах прописывает, назад одсилае
В городе Черкасах Барабаша
гетманом поставляет:
«Будь же ты, Барабаш, в городі
Черкасах гетманом
А ты, Клим, в городе Белой Церквиі
полковничьих
А ты, Хмельницкий, в городі
Чигирине писарем военным ».
Вот тогда-то немного Барабаш,
гетман молодой, гетманом
- только полтора года
Тогда же то Хмельницкий хорошо заботился
Кумом к себе гетмана молодого
Барабаша зазывал
А еще дорогими напитками его витав
и Тихим говорил:
«Эй, пан кум, пан Барабашу,
пан гетман молодой!
Не могли бы мы с тобой УДИОх
королевские письма прочитать,
Не могли бы мы казакам казацких
порядков подавать,
Не могли бы мы за верьу
христианскую достойно-праведно стать?»
Это уже тогди Барабаш, гетьмн
молодой, нехорошие себе мысли имел
До своего кума Тихим говорил:
«Эй, кум, кум, - говорит, - господине
Хмельницкий, пан писарь войсковой!
Зачем нам с тобой вдвоем Королевскийі
письма читать,
Зачем нам казакам казацкие порядки давать,
Зачем нам за веру христианскуюу
достойно-праведно стоять?
Лучше нам с ляхами, с милостивыми господами
хлеб-соль с Покойно вечное время употреблять »
Тогда же то пан Хмельницкийй
от своего кума эти слова услыхал
Это еще и лучше его дорогими напитками приветствует
Это уже тогди Барабаш, гетьмн
молодой, у своего кума дорогого напитка напился,
То тогди в доме и спать повалился.
Вот тогда-то Хмельницкий хорошие себе мысли имел:
В своего кума из левого кармана ключи винимав,
А из-под пояса шелковый платок висмикав,
С правой руки, с мизинного пальцамия
щирозлатний перстень изнимав
На слугу своего повирного хорошо звал-позвал:
«Эй ты, раб, - говорит, - мой верный
велю тебе эти значки от моих рук
забрать, Самому на доброго коня садиться
В город Черкасы скорым
времьем, пристальным часом прибывать,
Барабашова нии низкий возлагаютсян
послать, Сии значки хорошо в ее руки отдать,
А королевские письма от НЕї
принять »Тогда-то слуга тии значки в своих
рук забрал, На доброго коня садился
И до города Черкасского скорым
времьем, пристальным часом прибывал
К пани Барабашовой в двер
въезжал, В синечкы вошел - низкий возлагаютсян
послал Барабашова нии значки на столе возлагал,
А еще Тихим говорил:
«Эй, госпожа, - говорит, - ты, папі
Барабашова, гетманшу молодая!
Уже теперь твой господин Барабаш,
гетман молодой, с Хмельницким
на славной Украині
большие пиры зчинають;
Велели они тебе сии значки к рук
принимать, а мне королевские письма отдать
- Не могли бы они с кумом своим
Хмельницким вдвоем прочитать
Не могли бы они казакам казацкие порядки подавать
Не могли бы они за верьу
христианскую достойно-праведноо
стать? \"Тогди пани Барабашова,
гетманша молодая
Как ударится да об полы руками,
обольется горячими слезами
скажет Тихим:
«Эй, не с горя-беды мойму господину
Барабашу захотелось на славной Украині
С кумом своим Хмельницким великі
пиры зчинаты!
Зачем бы им королевские письма читать,
зачем бы им казакам казацкиеі
порядки давать?
Лучше бы же им с ляхами,
с милостивыми господами, хлеб-соль
с Покойно вечное время употреблять.
Да не зарекаетсяя
Барабаш, гетман молодой,
На славной Украине огней да терний изгашаты,
В степи своим барским телом
комаров кормить
Велю я тебе, служителю, к Ворит
одходжаты, королевские письма в шкатуле из земли вынимать
На доброго коня садиться и до города Чигрина скорым времьем
пристальным часом прибывать »
Тогда-то служитель Хмельницького
к воротам одходжав, шкатулку с земли винимав,
На доброго коня садился и до города Чигрина скорым времьем
пристальным часом прибывал
Да своему господину Хмельницкому
шкатулку с Королевским письмами в руки отдал
Это уже тогди Барабаш, гетьмн
молодой, от сна проспал
И стал у своего кума Хмельницького
королевские письма в руках зоглядаты,
Это не стал и дорогого напитка пидпиваты,
Да стал к своему куму стиха
словам говорить:
«Эй, кум, - говорит, - кум, господине
Хмельницкий, пан писарь войсковой!
Зачем бы нам королевские письмои
читать, зачем бы нам казакам казацкие порядки давать?
Лучше бы нам с ляхами, с милостивыми господами
хлеб-соль с Покойно вечное время употреблять »
Тогда-то господин Хмельницкий
к своему куму свысока словам говорит:
Эй, кум, кум, - говорит, - как будетш
ты мне этими словами досаждать
Это не зарекаюсь тебе с плеч голову,
как галку, снять
А жену твою с детьми черенким
забрать, Турецкому салтану
в подарке отослать!»
Это уже тогди Барабане, молодий
гетман, как от своего кума си слова
услыхал, Тихо со двора его изьижджае да
на своего старосту Крачевського зовет-позовем:
«Эй, староста, - говорит, - ты, мый
староста Крачевський!
Не могли бы мы кума мого
Хмельницкого живьем забрать,
ляхами, милостивыми господами, в руки подать?
Это еще бы нас ляхи, мостивии господа,
за Билозиров почитали »
Тогди поехал Барабаш, молодий
гетман, путь-дорогу
А пан Хмельницкий щелочью вне щелочью
Случилось ему с правой руки
четыре полковника: Один полковник - Максим
Ольшанский, Второй полковник - Мартын
Полтавский, Третий полковник - Иван Богун
А четвертый - Матвей Борохович
Вот тогда-то они на славную Украину
прибывали, Королевские письма читали, казакам
казацкие порядки давали.
Тогда-то в святой божественный день
во вторник Хмельницкий казаков до
восток пробуждая
И Тихим говорит:
«Эй, казаки, дети, друзья-молодцы, старайтесь,
Ото сна вставайте, русский Отче наш читайте,
На панские табура наезжайте,
ляшские табура на три части разбивайте
Ляхов, милостивых панов, под кореньь
рубите, кровь их панскую в поле с желтым песком мешайте,
Веры своей христианской в ??жертвуу
в вечное время же не подайте ».
Вот тогда-то казаки, друзья-молодцы, хорошо заботились
От сна вставали, русский оченьш
читали, На панские табура наезжали,
ляшские табура на три части разбивали
Ляхов, милостивых панов, под кореньь
рубили, кровь их панскую в поле с желтым песком мешали
А веры своей христианскої
в жертву в вечное время же не подали
Вот тогда-то Барабаш, гетьмн
молодой, конем подъезжает
Плачет рыдает и тихо словами
говорит: «Эй, кум, - говорит, - господине
Хмельницкий, пан писарь войсковой,
чему тебе королевские письма в ні
Барабашовой было освобождать,
чему тебе казакам казацкиеі
порядки давать? ,
с милостивыми господами, хлеб-соль с Покойно вечное время употреблять »
Вот тогда-то Хмельницкий стиха
словам говорит: \"Эй, пан кум, пан Барабашу,
пан гетман молодой!
Как будешь мне этими словами досаждать
не зарекаюсь я тебе самому с плеч голову
как галку, снять
Жену твою и детей в полон живьем забрать,
Турецкому Салтане в подаркаху
отослать »Вот тогда-то Хмельницкий как сиї
слова зговорив, дак барзо хорошо и сделал:
свой куму Барабашу, гетману
молодому, с плеч голову снял
Жену его с детьми живьем забрал
Турецкому Салтане в подарок отослал,
- Так тогди же это пан Хмельницкийй
гетьманувать стал Вот тогда-то казаки, дети,
друзья-молодцы, тихо словами
говорили: «Эй, господин, пан Хмельницкий
Богдан-Зиновий, наш батя, гетман Чигринский!
Дай, господи, чтобы мы за твоей головы пили и гуляли
И неприятеля под ноги топтали
А веры христианской в ??жертвуу
в вечное время же не подали! \"
То тогди они умерли, а их слава
не умрет и не ляжет.

категория: устное народное творчество / народные думы / Хмельницкий и Барабаш