Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Каменный Крест сокращенно - Василий Стефаник

«С тех пор Ивана Дидуха запомнили в селе хозяином, с тех пор он имел все лишь одного коня и малый тележку с дубовым дышлом Коня запрягал в подруку, сам себя в борозду» Так вместе с конем и пидпрягався до б любой работы Иван Дидух работал много, не меньше, чем его конь Но коня жалел более себж себе.
Десять лет отслужил Иван в императорской армии А «как пришел из Войска домой, то не застал ни папы, ни мамы, только хатчину заваленную А всего имения оставил ему отец Букато [кусок] холма наивысшего и худшем превыше всего сельское поле На том холме копали женщины песок и зивав он оврагами и пещерами под небеса, как страшный великан Никто не пахал и не сеял, и границы никакой на нем не было Лишь один Ива н взялся свою долю копать и сеять »Конем подвозил навоз под холм, а сам уже выносил его вверх Так его когда-то и« подвоя »ветер От того Иван согнулся, потому и называли его в селе Переломаним« Но хо ч то горб его преломил то политки [урожаи] давал хорошие Иван бил сваи, бил кол, выносил на него твердые кицкы [комья земли, глыба, вывернутые плугом] травы и облагал свою долю вокруг, чтобы оси УНИ и весенние дожди не споликувалы навоза и не заносили его в овраги Возраст свой сбыл на том холме »были у Ивана и странности: в церковь ходил только раз в году - на Пасху, а еще« кур зицирував Это так он их научував, что никакая НЕ важилася поступить во двор и порпаты навоз »Ел Дидух на скамье, а не у стола, объясняя это непривычки« Вот Иоанн, странный и с натурой и с работойою і з роботою».
«Гостей у Ивана полный дом, хозяева и хозяйки Иван продал все, что имел, ибо сыновья с женщиной решились в Канаду, а старый должен укинци податься» собрал Иван целое село и прощался со всеми, несмотря на знай йоми лицо, словно хотел навеки запомнить Так смотрит на воду камень, который «нижняя волна викарбутить из воды», «как на утраченное счастьещастя».
Иван желал здоровья односельчанам, обращаясь к каждому, с кем рядом жил и работал, с кем крестил детей, с кем парнем
вспоминал о том, что надеялся собрать гостей сыны свадьбы, но приходится ехать из родного края и для каждого гостя Иван находит теплое слово
«Да декую вам красно, и пусть вам бог даст, что себе в него жедаете Лай вам бог здоровье, дедушка Михайле
- Кум Иван, дай вам бог прожить еще на этом свете, и пусть господь милосердный счастливо введет вас на место и поможет ласковсвоев заново газдов стать!
- Тимофихо, кума, я хочу к вам напиться Дивюсы вас, и мы, как какой то говорил, молодость напоминают си Ба, где, кума, тоти годы наши! дал »кричит только на жену:« Ади, видите, как плачет, и на кого, на меня? ворит: «Люди, такой туск, такой туск, не памнетаю, что си со мнов делает!бить!»
Угощая гостей, Иван рассказывает, как они пришли же согласия относительно отъезда Сыновья его были грамотны, то и получили какое-то письмо и карту [географическую карту] С тех пор в доме только и слышно о Канад ду: «Сыновья не хоте быть наемниками после мое председателя и говорят:« Ты наш отец, и заведи нас к земле, и дай нам хлеба, а как нас разделишь, и не с чем киватисы [здесь наклоняться, н понимает сыновей, мечтающих нормально жить, но ему жаль этой земли, щедро политой его потом Односельчане пытаются как-то успокоить его: «За этим краем не стоит себе туск к сердцу принимать! годная сколько народа сдержать и несколько беды витриматы Мужик не могу, и она не годна, оба не способны »Вроде и саранчи нет, но и пшеницы нет,« а налоги накипает »Но у Ивана свое мнение С болью го ворит он о том, что молодежь отворачивается от земли, пренебрегает трудом на ней: «Да бог не гниваесы на таких, что землю на гиндель [продажа, торговля] пускают? банков банків.
Теперь молодые хозяева мудрые наступили такие фаерманы [плуты], что землев не сгорели »
Подошла старушка жена Ивана, Екатерина, и обратился к людям и к ней мужчина: «Бог знает, как с нами дальше будет а я хочу с тобой перед этими людьми випрощитисы Так, как слюбсмы перед ними принимали, и т так хочу перед ними випрощитисы с тобой на смерть »Эти его слова поразили собравшихся пронзительной искренностью и торжественностью Иван продолжал:« А то те, милая, в далекую могилу везу »« Но сих слов уже никто н е слышал, потому что от женского стола подбежал плач, как ветер, что среди острых мечей подул и все главы мужиков на грудь опустил похилив».
Иван обращается к людям с двумя просьбами: первое - нанять службу в церкви, как сообщат сыновья, старые умерли: «Может, господин бог меньше греха припишет Я деньги оставлю Иакову, потому что он молод и удобное человек, и не спрятал дедов грейцир».
Вторая просьба Ивану вроде и неудобно произносить, но вместе с тем он чувствует, что не может не сказать об этом Поставил Иван на том горбу, который весь век обрабатывал, каменный крест: «Такой тежкий, что гр раб го не сбросит, должен го на себе держать так, как меня держал Хотел-ем сколько памнеткы по себе оставить »Тот холм, его поле, был ему так дорог, что« когда-м мог, и бы-м го взев с собой в мир Банно мы за найменшов кришкову селе, за найменшов дитинов, но по тому горбом же никогда не перебаную [бануваты - жалеть, жалеть о чем-то] »А на том холме оставил Иван много силы, здоровья и труда Это для него святое место Когда он говорил, слеза катилась по щеке: «Да я вас прошу, хозяева, или вы, как метет на свету воскресенье поле светить, чтобы вы никогда моего холма не проходилиминали».
Все присутствующие видели, как важно это для него, потому что смотрел на всех, «как если бы хотел рядном простелитися, как если бы добрыми, серыми глазами хотел навеки закопать в сердцах гостей свою просьбу» И отвечал в Ивану всех кум Михаил: «Мы васусе будем напоминать, раз навсегда Были-сте поредний человек, не лезли-сте натарапом [нагло] на низкого, никому-сте НЕ перепахали, и не пересеяли, чужого зеренця НЕ порунталы [порунтаты - двинуться, взять, украсть]]».
Гости сели к столу и, хорошо угостив, начали разговаривать, каждый о своем Никто никого не слушал, но были слова быть сказаны, хотя бы на ветер Один хвастался лошадьми, другой вслух рассуждал:: «Били и пытали наших отцов, и в иг запрегалы, а нам уже куска хлеба не дают прожерты» Всякой беседы было много, но «она разлеталась в найрижнищи стороны, как надгнившие дерева в старом лесу» Среди этого шума пели Иван и Михаил, «то нахилювалися к себе и лепили лоб ко лбу и грустили» Тот пение было странным, брал за сердце «Иван и Михаил так пели за молодые лета их на кедр ОВИМУ мосту здогонилы, а они не хотели назад вернуться к ним даже в гостиу гості».
Сын напомнил отцу, что уже бы пора выходить, чтобы успеть к поезду Иоанн посмотрел на сына так, что тот побледнел и попятился Посидел старый время, положив голову в ладони, потом решительно встал но и пошел в дом собираться, потому что действительно надо было выходить «Как уходили назад в дом, то целый дом зарыдал Как бы туча плача, которая нависла над селом, прирвалася, как бы rope человеческое дунайскую общ ату разорвало - такой был плач »А Иван, схватив жену, пустился с ней в пляс Страшный это был танец:« Люди задеревилы, а Иван тормошил женщиной, как бы не было уже понятия пустить ее живу с ру з рук.
Вбежали сыновья и силой вынесли обоих из избы »Но Иван еще и на дворе продолжал танцевать, а его жена вцепилась руками за порог и голосила:« Вот-сми те виходила, ото-сми те вигризла этими нога ами!
И все рукой показывала в воздух, как глубоко она тот порог выходила »
«Плоты несмотря дороги трещали и падали - все люди випроводжувалы Ивана Он шел со старой, сгорбленный, в цайговим, сивим одеяния и ежеминутно танцевал польки
Только когда все остановились перед крестом, Иван его положил на холме, то он немного прочуняв и показывал старой крест:
- Видишь, старая, наш крестик?
категория: сжатые переводы / краткий пересказ - краткое содержание произведений Василия Стефаника / Каменный Крест сокращениюо