Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Три золули с поклоном сокращенно - Григор Тютюнник

«Я выхожу из-за клуба в новеньком дешевом костюме (три вагона кирпича разгрузил с ребятами-однокурсниками, то и купил) и с чемоданчиком в руке И первое, что вижу, - дом Карпа Ярков А перед ней - ре ивнимы рядами на желтом песке молоденькие сосны »На крыльце стоит Марфа Яркова и провожает молодого человека глазами Она без платка, видно пышное седые волосы Когда-то косы сияли на солнце золотом теперь уже не блещут Видимо, волосы умирает раньше, чем сама человеклюдина...
Парень подходит ближе и вежливо здоровается с тетей Марфа шевелит губами и провожает его взглядом дальше, пока тот не войдет в большие сосны, «те, что твой папа сажал, как в деревне говорят»
Дома парня встречает мама и подставляет для поцелуя губы
Он рассказывает короткие студенческие новости и спрашивает, чего это тетя Марфа Яркова так на него смотрит
Мать вздыхает, долго молчит, а потом говорит: «Она любила твоего отца Аты на него похож
Марфа (тогда ииу селе за маленький рост звали «маленькой Марфой») сердцем слышала, когда от папы приходит письмо »
Слышала его, пожалуй, издалека И ждала Придет к почте, сядет на порожке - тоненькая, хрупкая, в вышитой рубашонке - и сидит, сияет золотыми кудрями: сбежала от молотилки или от косаря, по которому вяза алла.
Когда с почты выходил почтальон, однорукий дядя Лев, - высоченный, тощий, - Марфа вскакивала и тихо спрашивала, заглядывая в глаза: «Дядя Лева, а от Миши есть письомце?\" Почтальон отвечал, что нет
«- Не врите, дядя, есть
- Ну - есть!
- Дядя Лева!
Почтальон отнекивается, мол, чужие письма никому давать нельзя Затем, несмотря на заплывшие слезами глаза девушки, оглядывается вокруг, бессильно вздыхает и кивает Марфу за почту, дает письмо и приказывает, чтобы ник кому не говорила, потому что его за это выгонят из роботи.
«- Нет-нет-нет, дядя!
\"- Чернила слезами не размажет, - говорит Левко и отворачивается: ждет
Марфа, если поблизости не видно людей, нескоро отдает йомулиста; млея с ним на груди, и шепчет, шепчет:
- Ну вот видите, я ничего ему и не сделала Теперь несите Софии Спасибо, дядя, родной »
И дает Льву помятую рубля, прося выпить за здоровье Мишка
Затем Марфа птицей летит на работу, а ветер сушит - не высушит слезы в ее глазах
Парень спрашивает у матери, кто это ей рассказывал - не дядя Лев?
«- И вы на нее сердились?
- В горе, сын, ни на кого сердца нет именно горе
- А как же то - она ??угадывала, а вы - нет?
- знать, сын Сердце у всех людей не одинаковое »
Марфа гораздо моложе была за папу-парня Ему тридцать три, а ей девятнадцать Два года прожила она со своим Карпом и нажилась за сто
Любимый же его как-то и не старел «Сокол был, статный такой, смуглый, глаза так и пекут, чернющий Глянет, было, - просто посмотрит и все, а в груди так и потерпне»
А раз, как мама видела отца (ходила только в Ромны, их туда повезли), то уже не пекли, а только ласкали, потому что такие печальные были «Смотри ними - как из тумана»
Они, Карп и Марфа, продолжала иметь, к нам на посиделки ходили И говорили, бывало, втроем или пели потихоньку Папа баритоном, мама - вторым, а Марфа Первый ведет А Карпо все в потолок смотрит Или в в усы дует - разрыхляет Так мать ему галушек в миску (он есть очень любил) - ешь, Карпо! го - как перепелочка Глянет, бывало, как он над галушками работает, вздохнет посреди песни и отвернется Только слезы в глазах стоят - словно две свечи голубые К папе Мать увидит, он затулиться к Лоне надбровья и поет Или сыну в колыбель улыбнется и приколисуе легкиеколисує легенько.
«Ты, Михаил, - говорю, - хотя бы разочек на нее глянул Видишь, как она к тебе светится»
А он:
«Зачем человека мучить, как она и так мучается»
Глаза мамины при этом рассказе сухие, голос не дрогнет: ее воспоминания уже окаменели от боли
Последнее письмо от папы
«Софья!
Посмотрел вот на себя в зеркало - весь седой Думал, что иней Больше не смотреть
Часто снится мне моя работа будто делаю окна, двери, столы, скамейки и так руки засверблять, что вырезаю ребятам ложки на досуге еда вкусная, «вдягачка» обычная, крестьянская
«эту ночь снилась мне моя сосна а за ней реки сине крыло
Соню!
Не суди меня горько Но я никому не говорил неправды и сейчас не скажу: я слышу ежедневно, что где-то здесь у меня ходит Марфина душа несчастная Соня, сходи к ней и скажи, что я послал ей, как пел на ярмарках Зин нкивських бандуристочка Слипенький, послал три кукушки с поклоном, и не знаю, перелетят они Сибирь неисходиму, а упадут от мороззу.
(«Сибирь неисходиму» было нерешительным рукой зачеркнуто густым черным чернилами, а вверху той же рукой написано снова: «Сибирь неисходиму»)
Лестницы, моя единственная в мире Соню!
Обнимаю тебя и несу на руках люльку с сыном, пока и буду жить »
Когда это было, давно уже прошло, а сын до сих пор думает, как они так слышали друг друга - Марфа и папа?
«Почему они не поженились, так друг друга слыша?\"
«Тогда не было бы тебя» - шумит большая «папы сосна»

предлагаем другие произведения Григор Тютюнник:

  • Огонек далеко в степи
  • Завязь
  • Чудак
  • Климко

  • категория: сжатые переводы / краткий пересказ - краткое содержание произведений Григор Тютюнник / Три золули с поклоном сокращениюо