Библиотека школьника

твой помощник в обучении




Солдатики!

Серый холодный мартовский вечер Облака темным дымом нависли над селом и ползут куда-то далеко-далеко Сечет пронизывать тонкий дождик
В конце села, при самой дороге, стоит большая валка крестьян и чего-то ждет «Худые, бледные лица и мрачные и мучительно сердитые, глаза смотрят куда-то в поле за небольшой лесок» Аз села всего подходят люди: муж оловикы, дети, бабы, даже старики и мрачно спрашивают, еще нет им отвечают, что еще нет, и чтобы и вечно их не былое було!
Стоят молча, только иногда тихо плачет какая-то баба ее останавливают, строго успокаивая: «Говорит тебе дядя Явтух, что ничего не будет Хватит»
Женщина не успокаивается и спрашивает, а что, если стрелять, которую Кавуновке?
«- Ну!
Однако голода сдохла бы
- Детки у меня
- И детки повитягувались бы »
Люди расступаются, и к бабке подходит небольшой, сухонький человек в рыжей свитке
«Плачет?
- стрелять, говорит-одповидае кто-то мрачно
- В Кавуновке трех убили, - снова всхлипывает баба », и чистые слезы катятся по глубоких морщинах ее худого нехорошего лица и падают на рваные свиту
«- Не бойся, Ярина, не стрелять, - тихо и не улыбаясь уже, говорит Явтух, и что-то твердое, ненарушиме, будто светится на его маленьком острую лице, что не только бабе, но и всем становится я как-то легче и кажется, что действительно не стрилятимут.
Разговоры стихают, потом опять где-то вырывается горький, неустанно плач, полный муки и страха перед тем, кого здесь ждут И снова Явтух идет туда, вновь слышится его твердо спокойный голос »
А на селе где-то воет голодная собака, как прорикаючы что-то страшное, холодное, тяжелое
Ни плач, ни мрачный мокрый утро не могут согнать с Явтухового лицо того спокойствия и твердой веры, которая светится в его маленьких, сереньких глазах «И все верят, хотят верить ему И никто уже не удивляет ется назад, никто не спрашивает, как так случилось, что этот Явтух, которого мало и примечали в деревне, теперь как староста или старшина между нимии».
А произошло еще как-то неожиданно До вчерашнего дня жило себе село, как и раньше: голодали, болели, умирали Разве что появились слухи, будто везде становятся мужики против господ и отбирают себе их землю
Говорить - говорили, а чтобы самим что-то сделать, то нет: как ходили к господину Партнера в экономию за 10 копеек в день, так и теперь ходят Как ели раз в неделю какое-то варево на воде с двумя-тремя картофелин нкамы, так и едят И только с ненавистью ругали и Партнера, и земского начальника, и даже самих себбе.
И вот появились у каждого дома какие-то бумажки, неизвестно кем подброшенные Крестьяне читали их, и хотя не все хорошо разобрали, но поняли, что там написано о них О голоде, о господах, обдирающие Мужики ей, о царе, который гуляет и пьет за мужицкие деньги Село как проснулось «С какой-то дикой ненавистью и злобой закипели болачкы по домам» И хотя продолжали ходить к господину на работу за те же 10 копеек, но не было уже той кротости и робкого подлизывания, с которым раньше каждый випрохував у него работы, «строго и мрачно делали на него, будто чего-то ожидаяекаючи».
Прочитал такую ??бумажку и Явтух Раз, другой, и очень задумался Тихо ходил по селу и смотрел куда-то далеко Так думал что-то дня три Потом пошел к старосте, поговорил с ним, а на второй день сотские уже е созвали всех к волости на сходкуодку.
И вот почти все село собралось перед волостью Староста, черный, неуклюжий мужчина, что-то ляпнул и уступил место Евтуху Явтух вышел вперед «Бледное, устало холодом и тяжелой работой лицо его было остро-спокойное и твердое »Он громко и звонко заговорил Сначала путался в словах, запинался, но не стеснялся этого« Чем дальше, тем больше и больше расходился и, как одрубуючы каждое слово, бил им по сердцах граждан, как завороженно слушали еголи його».
Явтух говорил, что в этих бумажках правду говорят Крестьян обворовывают, грабят А они делают дальше и молчат Кто за них заступается? в из казны хлеба? мужик?
Хватит молчать? о! а пьют нас Везде мужики делают неправду эту За это и терпят Когда не будет мужик делать на господина, не будет и лжи, греха делать Правду написано в бумажкахТой имеет право на землю, кто делает на нет и!ой має право на землю, хто робить на ній!..»
Явтух говорил, что надо везде уничтожить ложь, идти ко всем господ и во всех отбирать, пусть те сами делают в поте лица
Оратор умолк, а крестьяне заговорили все вместе, ссорясь кому-то, ругаясь и иногда даже плача
Долго говорили А вечером съехались около Явтуховои дома и тихо двинулись по темной улице длинной вереницей повозок
На переднем возу ехал Явтух с Николаем, высоким красивым парнем Было темно и в селе, и на горе в экономии У ворот крестьян уже ждала барская челядь, которую поставил Партнер, как-то узнав о сход
Слуги спросили, кто едет, им ответили, что свои, г по хлеб, который мужицкими руками составил он в своих ригах
Из-за ворот вдруг выскочил сам господин и закричал бешено: «Ваш хлеб? или его сзади, смяли и отнесли, как ребенка, в покои При этом ему посоветовали спрятаться в доме и молчатьвчати.
Пана как пришибло Долго сидел в покое, не слушая вопросов испуганной женщины Затем оделся как в дорогу и вышел на улицу У амбаров бродили люди, носили что-то на плечах к своим повозок Постояв немного хи, Партнер пробрался в конюшню, взял коня и потихоньку выехал Проезжая мимо повозок, не выдержал, закричал, что вскоре он увидит, как крестьяне солдатскими пулями будут делитьсяитися.
Хлеб делили к северу Потом тихо разъезжались, договариваясь завтра идти в Биле Березы, к другому господину
Весело запылали печи по домам, впервые за много дней крестьяне ели по-человечески
А утром в Явтуха пришел Иоанн и сказал, что идут солдаты Пан вернулся, его жена и панычи сами режут кур на обед офицеру, который идет с солдатами из города Явтух приказал созвать людей на выгоне
И вот они сходятся и ждут «солдат», а Явтух ходит от одной группы людей к другой и успокаивает, что, мол, никто не стрелять за правду А в Кавуновке том трех убили, никто солдатам не ро озповив, не доказал, чего и как забрали хлеб Разве солдат знает, как он видит, что не по правде стреляет? ратів...
Николай вдруг спрашивает, что им делать, когда вдруг начнут стрелять: бежать или драться? вляе, что будет битьсяя.
«Идут!» - Вдруг вырывается сразу во многих и холодным щемящей болью отзывается в сердце Разговоры стихают, и все напряженно смотрят на что-то серое и длинное, ползет из-за леса по полю и напоминает большую гад дюку.
«С ружьем!
Послышалась какая-то резкая команда офицера Крестьяне еще больше побледнели Кто-то молился, кто-то всхлипывал, но их уже не останавливали Серая змея превратилась в равной живой забор людей Этот забор шел прямо, гулко ступая сотней ног по лужам и, кажется, не слышал и не видел перед собой ничего, кроме своего офицерцера.
Вот уже видны красные, заляпанные грязью лица солдат, желтое, безусое, прищувате лица Белокурая офицерика в глубокой шинели
Офицер командует рту остановиться Потом возвращается к крестьянам и свысока спрашивает, чего они здесь собрались Ограбили, а теперь просить вышли?
Но по валке кто-то отзывается, что они никого не грабили
Офицер кричит: «Что? дать идут в их посело.
«- Что-о?
- Мы себе пойдем, - спокойно снова начал Явтух-Вот вы скажите, чего вы едете к нам »
Офицерик бешено заорал, приказал молчать и идти в село
«- Мы не пойдем в деревню!
Офицер злобно перебил его и снова приказал Евтуху молчать, а солдатам - разойтись
Явтух, не слушая его, громко говорил солдат: «Вы не знаете, за что вы нас стрелять хотите За правду!
Солдаты начали шевелиться и пересматривать между собой, пристально слушая крестьянина
Офицер бесился от ярости и кричал, чтобы расходились А Явтух продолжал: «Мы не грабили! Атера! акі, як ми...»
Солдаты стали еще больше шевелиться, просматривать и шептаться между собой Офицер из красного стал белый и стал дрожащими руками вытаскивать саблю
«- Не слушайте, не слушайте его!
Офицер наконец выхватил саблю и закричал, что последний раз говорит разойтись, а то будет стрелять
«- Не стреляйте, не стреляйте, не слушайте его!
- Рота!
- Не слушайте, не слушайте!
солдаты, услышав команду, сразу стихли и насторожились
- Солдатики! - выкрикнул Явтух с такой болью и с таким отчаянно, что в валке как проснулись все, а солдаты даже вздрогнули вместе и мрачно смотрели на офицера Среди крестьян сразу поднялся плач, крики, стоны Офицер щ еще больше побледнел и даже на минуту остановился, боясь командовать, но сейчас же вскочил и диким каким-то голосом закричалчав:
- слушать-ай!
Солдаты, как машины, подбросили ружья и выставили их против людей В валке вплоть ухнуло, некоторые бросился назад, но большинство твердо стояла, ненавистно, со злостью глядя перед собой
Тогда Явтух снова обратился к солдатам, умоляя их, чтобы выслушали А их начальник не хочет, чтобы он говорил, потому что боится
Между солдатами прошло какое-то движение, ружья поникли, а с задних рядов кто-то сказал, что надо бы выслушать
Офицера как опарило Он хриплым испуганным голосом закричал, чтобы молчали, потому застрелить
«Но Солдатики уже начали шевелиться», и командир, не помня себя, скомандовал: «пли!\"
А с заднего ряда кто-то вместе с ним крикнул: «Не стреляй, братцы!\"
Красные лица солдат пожелтевшие ружья задрожали, но никто не выстрелил, только послышалось: «Пусть впервые мужик скажет»
Офицер как обезумел Он с хрипом подскочил к какому-то солдатика, дернул его, затем вернулся в Явтуха и, как застигнутый зверь, со всего размаха ударил его саблей В валке ухнуло и раскатились с страшные слова: «Явтуха зарубил» Но не успел офицер оглянуться, как по валке выскочил Николай с дубиной и опустил ее на голову обидчика Тот зашатался и упал мертвымвий.
«Явтух правду сказал: солдаты не стреляли Мирно и грустно поговорив с крестьянами, они тихо двинулись назад, неся за собой тело убитого начальника А в другую сторону возвращались крестьяне со вторым мертвым начальной ником - Явтухомм».

предлагаем другие произведения Винниченко Владимира:

  • Суд
  • Момент (С рассказов тюремной Шехерезады)

  • категория: сжатые переводы / краткий пересказ - краткое содержание произведений Винниченко Владимира / Солдатики! о